Вы здесь

Вступление

Всякая ночь особенна, как особенна каждая нотка в произведении композитора. Но в композиции мы не слышим, как звучит каждая из этих нот. Мы слышим то, что они образуют. И в этом - путь к избавлению от ужаса вечности. Позволь каждой ночи – каждой нотке – раствориться в великом Реквиеме, которым обернулась твоя жизнь.

Шарлотта Годибер, "Беспристрастие судьбы"

Умер, ваше величество. Умер, милорды и джентльмены. Умер, вы, преподобные и неподобные служители всех культов. Умер, вы, люди; а ведь небом вам было даровано сострадание. И так умирают вокруг нас каждый день.

 Чарльз Диккенс, "Холодный дом"

Вампиры

Ночные создания, питающиеся чужой кровью. Воплощения ужаса, порождённые тьмой и лишённые всякой цели в своей бесконечной жизни – загробной жизни, – кроме утоления омерзительной страсти к человеческой крови. Вне всяких сомнений, вампиры – настоящие монстры.

И всё же не каждый из этих монстров воплощает собой кошмар без души и разума, неспособный к жалости, состраданию и другим проявлениям человечности. Иногда вампир может вступить в схватку со своим вечным проклятием, превратившись в антигероя - и даже героя. Хотя не следует забывать, что порой среди них встречаются и настоящие изверги.

Вот фабула, положенная в основу Vampire: The Requiem. В руках вы держите повествовательную ролевую игру в жанре современной готики - игру, в которой вы сможете рассказать историю, поднимающую этические вопросы в метафорических декорациях вампиризма. Vampire позволяет вам вжиться в образ бессмертного монстра - и те поступки, которые вы совершите в этой роли, не только помогут создать захватывающую историю, но, возможно, сумеют и кое-что рассказать о жизненных ценностях, которых вы и ваши товарищи придерживаетесь в реальной жизни.

Мир Современной Готики

Сеттинг Vampire уходит корнями в готическую литературу, значительная часть которой выросла из готической субкультуры. Готическая литературная традиция буквально пропитана образами жестокости, декаданса и тёмных веков. Мир Тьмы чрезвычайно похож на наш мир - если смотреть на него через затемнённые стёкла.

Хотя мир вампиров практически идентичен нашему, безудержная жестокость пронизывает его образами насилия и разрушения. Улицы стонут от крови, глаза несчастных отчаянно ищут тех, кому больше повезло в этой жизни и у кого ещё можно отнять хоть что-нибудь, что поможет облегчить их горькую жизнь. Преступники действуют с большей жестокостью и напором, бродяги ещё наглее, хотя куда чаще они просто ищут беспамятства. Даже те, у кого хватает средств на существование, опасаются всякого, кто может им навредить, или исходят от зависти перед теми, кто может тягаться с ними богатством и властью. Малейшая провокация может привести к разрушительным последствиям.

Декаданс и жестокость идут рука об руку: мир беспощаден и попросту мерзок, а всякий, кто ещё может пробить себе путь наверх, готов пойти на любые жертвы. Это мир продажных священников, расчётливых бизнесменов, легавых, погрязших в коррупции, и преступников, вставших на путь беззакония от отчаяния. Даже те, кто не попадает в этот обширный перечень, неизбежно сталкиваются со всеобщей деградацией: мать-одиночка, подсевшая на иглу, продаёт родного ребёнка за пару граммов амфетамина; некогда честный журналист выясняет, что его брат стал кровососущим монстром, и вынужден скрывать от других эту страшную тайну во имя братской любви.

Образ тёмных веков доминирует в визуальной стороне сеттинга, регулярно просачиваясь и в другие элементы игры. Крыши зданий теряются где-то в небесах, а контрфорсные арки - изредка позолоченные в тех местах, где архитектор мог себе это позволить, - служат пристанищем для горгулий, отпугивающих тёмные силы, в существовании которых можно не сомневаться. Улицы безнадёжно загажены. Города похожи на бастионы средних веков, удалённые друг от друга, отрезанные от всего внешнего мира и насквозь пропитанные ксенофобией. Мир полон анахронизмов: начиная античными декорациями в сверхсовременных зданиях и заканчивая заброшенными катакомбами под банковскими хранилищами и туннелями метрополитена. Средневековые замки Мира Тьмы ещё стоят в тех местах, в которых их уже нет в действительности. Сорняки и мох пробиваются всюду, где только возможно. В коридорах и кабинетах теплятся свечи и факела. Стены покрыты сколами, трещинами и другими признаками разрушения. Произведения искусства дышат тематикой смерти. На лицах прохожих лежит печать страха и паранойи.

Не так уж странно, что в этом мире господствуют Проклятые.

Вечное проклятие

Едва ли хоть кто-нибудь среди вампиров действительно верит, что некогда они просто возникли из ниоткуда, чтобы терроризировать человечество. Большинство Сородичей, как называют себя вампиры, считают, что их история насчитывает столько же лет (возможно, буквально), сколько и человечество, испокон веков служившее им кормом, - и что вампиры населяли цивилизации смертных ещё с момента их возникновения. Кто-то считает, что происхождение вампиров не слишком отличается от происхождения библейского Адама, и некие загадочные силы попросту захотели, чтобы ночь принадлежала вампирам. Другие Сородичи верят, что все они – просто малоизвестная часть естественного миропорядка, поскольку их упоминания восходят ещё к языческим преданиям и старинным мифам. Наконец, хватает и тех, кто вообще не задаётся подобными вопросами, полагая, что проследить истоки вампирской генеалогии так же невозможно, как и разгадать тайну возникновения жизни. Как бы то ни было, точно известно, что вампиры господствовали над миром ещё в античные времена. Хотя Сородичи мало что помнят о своём происхождении, похоже, что они застали ещё расцвет Римской империи, а возможно, существовали и ранее. Даже столь недостоверные слухи подтверждают общепринятое мнение, что история Сородичей уходит корнями в далёкие времена.

Традиции и отступление от них

Уникальные вампиры сеттинга Vampire: The Requiem, Сородичи, имеют ряд принципиальных отличий от тех вампиров, которых вы могли встретить на страницах произведений или увидеть в других продуктах массовой культуры. Значительная часть историй в этой игре предполагает деятельность группы вампиров - котерии Сородичей, - имеющих мало общего с одинокими хищниками из классических произведений. Начиная с Дракулы Брэма Стокера и заканчивая лордом Ратвеном из "Вампира" Джона Полидори, образ кровососущего монстра нередко был сопряжён с концепцией полного одиночества. В то же время современной культуре известны и довольно сплочённые группы вампиров наподобие членов Театра Вампиров из произведений Энн Райс, банды чудовищ из "Пропащих ребят" или странствующих кровососов из "С приходом тьмы"1.

Но подобные изображения вампиров имеют мало общего с миром Vampire: The Requiem. В этих произведениях группы вампиров всегда глубоко антагонистичны - к тому же, вампиры-одиночки попросту не подходят для коллективной игры в жанре Повествования. А потому мы адаптировали старинные представления о вампирах под нужды коллективной игры. Мы дополнили их собственной мифологией и социальными элементами, проливающими свет на сильные и слабые стороны вампирического существования. Наши - а теперь и ваши - вампиры по-прежнему остаются эгоистичными одинокими хищниками – но при этом хищниками, сформировавшими собственный коллектив из страха остаться в одиночестве до скончания времён. В результате Vampire пронизана сценами ужаса и интриг, саспенсом и настоящей готической атмосферой, в которой смешалось безумие, страсть, жестокость, образы разрушения и паранойи на фоне мертвенно-бледных декораций.

Кланы

Всякий Сородич является частью клана. Кланом называют группу вампиров, имеющих общие качества. По легендам самих Сородичей, начало каждому клану дал некий вампир - основатель этого клана. Никто не знает, кем были эти основатели. Всякий раз, когда вампир Обращает нового Сородича, тот становится членом того же клана, что и его Сир. Существуют также "подвиды" кланов, известные как родословные, однако вампиры всегда остаются членами своего родного клана без возможности его изменить.

Ковенанты

Ковенанты подобны кланам - в том смысле, что они образуют некие коллективы Сородичей. Разница между кланом и ковенантом заключается в том, что ковенант можно выбрать по собственной воле. Если клан можно сравнить с семьёй, то ковенант условно можно считать политическим, философским или даже псевдорелигиозным сообществом. Само собой, ряд вампиров предпочитает не входить ни в один ковенант, отказываясь признавать над собой какие-либо авторитеты.

Правда и ложь

Когда многочисленные представления о вампирах заводят нас в заблуждение, а когда эти мифы оказываются близки к истине? Ряд положений, представленных ниже, комментирует реально существующие представления о вампирах, подтверждая или опровергая их истинность по отношению к Миру Тьмы.

Вампиры питаются кровью живых людей: Правда.

Процесс кормления становится для вампира глубоко эстетическим переживанием. Его жертва при этом впадает в экстатическое состояние, как и сам вампир, испытывающий порыв неописуемой страсти. Некоторые вампиры поддерживают своё существование кровью животных, но, как правило, только очень непродолжительное время, поскольку вкусы и нужды проклятого тела Сородича вынуждают его искать человеческой крови.

Вампиры "бессмертны": И правда, и ложь.

Хотя вампиры и не подвержены старению, а возраст некоторых Сородичей может достигать многих веков, сами вампиры предпочитают определение "не-мёртвые", а не "бессмертные". Вампиризм – это проклятие, а не благословение. Наделяя вампира огромной силой, оно вместе с тем приносит ему чудовищные страдания, не последнюю роль в которых играют припадки ярости Зверя и страсть к человеческой крови.

Жертва вампира сама становится вампиром: Ложь.

Человек, укушенный или убитый вампиром, далеко не всегда становится одним из них. Для создания нового Сородича требуется сознательное проявление воли, известное как Обращение. Кроме того, осторожный вампир всегда старается свести последствия своего кормления к минимуму: для того чтобы скрыть след от укуса, вампир должен попросту зализать оставленную ранку.

Вампиры обладают сверхъестественными способностями наподобие превращения в животных, полёта или физической силы десятка мужчин: Правда.

Хотя эти силы и разнятся от вампира к вампиру, Сородичи действительно обладают уникальными способностями, известными как Дисциплины. Эти силы могут наделить вампира всеми вышеперечисленными и другими способностями.

Вампиры могут вступать в половую связь: Правда.

Хотя жажда крови и заменяет другие физические желания, вампиры вполне могут заниматься любовью и даже получать от этого удовольствие. Любопытно, что, тем не менее, эмоциональная сторона полового акта исчезает с получением Обращения. Вампир может наслаждаться физическими ощущениями во время секса - но не более чем приятными ароматами или прикосновением к дорогой ткани.

Деревянный кол убивает вампира: Ложь.

Удар деревянного кола не убивает вампира, а только парализует его. В таком состоянии тело Сородича начинает медленно иссыхать, а кожа - стягиваться, покрываясь морщинами и превращая вампира в подобие трупа.

Вампиры не отражаются в зеркалах и на видеоплёнке: Правда.

Черты вампира на фотографиях (включая фотографии, сделанные на видеокамеру) и в зеркалах теряют свою чёткость. Вампиры могут избавиться от этого эффекта на очень непродолжительное время, однако в целом подобное свойство можно назвать одной из слабостей всех вампиров. Обратите внимание, что это правило не касается аудиозаписей, поскольку голоса вампиров на плёнке ничем не отличаются от голосов смертных.

Солнечный свет обжигает вампира: Правда.

Одно из сильнейших проявлений проклятия Сородичей заключается в том, что попадание солнечного света на тело вампира причиняет ему чудовищные страдания, обжигая давно умершую плоть. Обычно вампиры проводят светлое время суток в глубокой дрёме и лишь колоссальным усилием воли могут вырваться из дневного оцепенения на предельно короткое время.

Вампира можно отпугнуть чесноком и бегущей водой: Ложь.

Подобные представления - плод домыслов, народных поверий или, возможно, редких отклонений среди родословных.

Вампиров отпугивают кресты и другие священные символы: Ложь или почти ложь.

Хотя это и не является врождённой слабостью всех вампиров, редкие люди действительно способны отпугнуть вампира мистической силой собственной веры.

Душа вампира умирает вместе с телом в момент Обращения: И правда, и ложь.

Хотя вампир может искренне верить, что он всё ещё испытывает эмоции, в действительности он несёт в себе только эхо тех чувств, которые он когда-то испытывал в смертной жизни. Так, вампир может впасть в гнев и даже действительно быть чем-то рассерженным, однако само чувство в действительности порождено памятью о том, что в смертной жизни он всегда чувствовал гнев в такой обстановке. Вампир, который никогда не сталкивался с какой-либо эмоцией в смертной жизни, может обнаружить, что он просто не знает, как реагировать в данной ситуации. В то же время, вампир, обладающий творческими способностями, может создать настоящее произведение искусства, в действительности лишённое всякого эмоционального наполнения.

Тема и настроение

Каждая история, рассказанная вами и вашими друзьями в этой игре, обладает собственной темой и уникальным настроением. В то же время сеттинг Vampire пропитан общей темой и настроением, которые являются неотъемлемой частью игры. Какой бы тип настроений и тем вы бы ни выбрали для игры, есть и кое-что общее, что всегда будет присутствовать в этих историях.

Тема

Немало вампиров видят в своём существовании загадку, на которую нет ответа. "Что бы ни было дальше, я навсегда останусь чудовищем". В основу игры положена нравственная проблематика. Каким станет человек, превратившись в вампира? Будет ли он сопротивляться желаниям Зверя? Будет ли до последнего бороться за всё, что связывает его со смертной жизнью? Будет ли отрицать саму мысль, что он превратился в бессмертного монстра? Станет ли его новая жизнь демоническим пиршеством, потакающим самым порочным страстям?

Большинство не-жизней оказываются где-то посередине между двух полюсов. И в этом – проклятие любого Сородича. Как долго Зверь будет добираться до полной власти над его душой?

Настроение

Во многом настроение игры неразрывно связано с ключевыми элементами сеттинга. Мрачный, безжалостный мир служит ареной для зловещих тайн и смертельных опасностей, скрывающихся в его тенях. В игровом процессе это можно отобразить любым удобным способом - при желании вы даже можете наполнить всю свою хронику сценами безграничного ужаса. В то же время другой неотъемлемой частью сеттинга являются интриги и заговоры, и уместно будет придать игре конспирологическую атмосферу. Рекомендуется, однако, использовать комбинацию обоих вариантов. Страдания, причиняемые вампиру его противоестественным состоянием, позволяют создать историю о готических ужасах и столкновении с внутренними демонами, а повсеместная паранойя и заговоры распространят персональный ужас с личностного уровня на окружающий мир, что позволит игроку шаг за шагом углубляться в самое сердце чудовищных тайн, подобно тому, как минута за минутой темнеет небо с закатом солнца.

Как использовать эту книгу

Книга Vampire: The Requiem разделена на множество глав, каждая из которых раскрывает определённую игровую информацию, которую вы можете использовать в своих хрониках.

Вступление предоставляет читателю общие сведения о мире Сородичей и некоторое представление о стиле игры.

Глава первая позволяет увидеть общество Сородичей изнутри, включая и окружающий мир, в котором они скрываются. Она повествует обо всех важных элементах Vampire, от ковенантов и традиций до политики различных доменов и древних тайн Пляски Смерти1 - бесконечной войны вампиров за власть.

Характеристики персонажей рассмотрены во Второй главе, начиная с подробностей создания вашего альтер-эго и заканчивая свойствами кланов и сверхъестественных сил Сородичей.

Игровые правила и систему бросков вы найдёте в Третьей главе. Представленная в ней механика содержит правила по моделированию всевозможных ситуаций, которые могут возникнуть в ходе игры, начиная от приступов безумия, спровоцированных Внутренним Зверем, и заканчивая потерей здоровья, Нравственности, рассудка и других качеств игровых персонажей.

Советы Рассказчику можно найти в Четвёртой главе, повествующей обо всём, что касается работы с сеттингом и подсказок по построению хроники. Кроме того, здесь приведён ряд антагонистов, готовых к использованию в игре.

В Приложении I представлены родословные вампиров и новые Дисциплины. Одной из особенностей Vampire: The Requiem является система создания собственных уникальных династий и родословных Сородичей, включая и новые силы, которыми они могут владеть. Таким образом, в этой главе приведён ряд родословных, которые уже входят в сеттинг, и система, благодаря которой игроки и Рассказчики смогут создавать собственные родословные.

Наконец, пример готового сеттинга приведён в Приложении II. Эта глава включает множество сюжетных идей, загадок - и даже общеизвестных сведений, - касающихся домена Нового Орлеана, великой цитадели ковенанта Ланцеа Санктум.

Источники вдохновения

На протяжении сотен лет фигура вампира встречалась в устных традициях человечества. Сеттинг Vampire связан одновременно с готическими традициями прошлого и знакомым игроку современным миром – неудивительно, что некоторые источники повлияли на игру больше, чем другие. Источники, не касающиеся конкретно вампиров, но подходящие для лучшего понимания темы и атмосферы игры, ниже отмечены как "дополнительные".

Литература

"Вампирские Хроники" Энн Райс – один из наиболее ярких выходов на мировую сцену литературы о вампирах. По всему миру "Вампирские Хроники" читают, возможно, больше, чем многочисленных предшественников Райс. Первые три книги серии лучше подходят сеттингу Vampire, чем их продолжения, поскольку они приобретают всё более эпический характер и повествуют о всё более странных проявлениях сверхъестественного мира.

"Дракула" Брэма Стокера. С этой книги всё и началось. Именно она объединила историю реального мира с суевериями Восточной Европы, сделав вампира одним из наиболее популярных монстров современности.

"Вампир" Джона Полидори. В этой короткой истории, возможно, впервые встречается современный образ вампира как разумного существа (предыдущие воплощения вампиров представляли собой монстров, немногим отличающихся от кровососущих трупов). Этот рассказ – возможно, несущий лёгкий оттенок гомосексуальной эротики – был написан в кругу друзей, среди которых были лорд Байрон (ставший прообразом заглавного вампира, лорда Ратвена), Перси Шелли и Мэри Шелли, также сделавшие немалый вклад в развитие готического и романтического направления.

"Кармилла" Шеридана ЛеФаню. Прекрасное воплощение идеи о вампирах, скрывающихся среди своих жертв. Кармилла (а также Милларка, а также…) появляется и исчезает в жизни своих жертв, возвращаясь под новой личиной по мере того, как тают воспоминания о её прошлых преступлениях. Как и "Вампир" Полидори, "Кармилла" несёт в себе эротический оттенок, укрепляя сексуальные ассоциации с образом вампира.

Дополнительные источники: "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" Хантера Томпсона, "На игле" и "Дерьмо" Ирвина Уэлша, "Костры амбиций" Тома Вулфа, "Непогребённый" Чарльза Паллисера, "Великий Гэтсби" и "Прекрасные, но обречённые" Френсиса Скотта Фицджеральда.

Кино

Обе версии "Носферату" – оригинал Ф.В. Мурнау с Максом Шреком или римейк Вернера Херцога с Клаусом Кински. Другого фильма, изображающего таинственную и непостижимую природу вампиров с их собственными отклонениями и причудами лучше, чем история графа Орлока, пока ещё не сняли.

"Тень вампира" с Джоном Малковичем и Уиллемом Дэфо в главных ролях. Развивая тему непостижимого, этот фильм рассказывает о съёмках оригинальной версии "Носферату" и ставит под вопрос многие моменты производства этой картины. Была ли она проклята? Действительно ли членам съёмочной группы пришлось столкнуться со сверхъестественным? Не был ли Шрек настоящим вампиром?

"Пропащие ребята" с Кифер Сазерленд, Кори Хэйм и Кори Фельдман в главных ролях. Хотя этот фильм часто относят к разряду пародии и сатиры, в его основе лежат мотивы настоящего хоррора - особенно в тех моментах, где на сцену выходят вампиры. Этот фильм практически в одиночку сформировал образ вампиров как потенциальных кумиров, классных и стильных героев с бунтарским сердцем, близких по духу мятежникам и антигероям романтических произведений.

"С приходом тьмы" с Лэнсом Хенриксеном и Биллом Пэкстоном в главных ролях. Хотите увидеть по-настоящему жутких вампиров, не имеющих никаких моральных устоев? Посмотрите этот фильм.

"Голод" с Катрин Денёв и Дэвидом Боуи. Эта картина впервые перенесла образ вампира как сексуального хищника на большой экран и до сих пор остаётся одной из самых чувственных лент о вампирах, когда-либо снятых на плёнку. К тому же, она начинается с камео группы Bauhaus, что не может не порадовать всякого, кто хотел бы получить вместе с фильмом немного неформальной музыки.

Стоит также упомянуть киноадаптацию "Интервью с вампиром" с Томом Крузом и Брэдом Питом и "Дракулу" Фрэнсиса Форда Копполы, однако обе работы уже рассматривались в разделе литературы.

Дополнительные источники: "Опасные связи", "Бегущий по лезвию", "Малхолланд Драйв", "Манчжурский кандидат", "Шестое чувство", "Крупье", "Касабланка", "Амадеус".

Музыка

Здесь мы подходим к довольно опасной черте, поскольку внушительное количество музыкальных групп, популярных в один момент времени, вскоре исчезает без следа вместе со спадом своей известности. А потому мы коснёмся лишь нескольких музыкальных жанров и их соотношения с сеттингом Vampire, а также упомянем несколько ключевых композиторов и исполнителей.

Классика: Старейшина, проведший более века среди других Проклятых, куда больше разбирается в классической музыке, чем в современном мейнстриме. Сложнейшие аранжировки и тщательно продуманная композиция превращают такую музыку в архетип изящного и таинственного явления, продолжающего существовать на протяжении многих столетий. Как вы уже могли догадаться, одним из блестящих примеров подобной музыки является реквием. Наиболее яркие представители – Бах, Бетховен, Дворжак и Моцарт.

Панк: Звучание стиля панк изначально выросло из желания восстать против окружающей действительности и быть увиденным и услышанным благодаря своему бунту. Хотя развитие панка не отличалось особым изяществом, он сохранил свою притягательную чувственность, обеспечившую ему популярность, - правда, такая общедоступность контркультурной музыки кому-то может показаться забавной. В перечень групп, которые ни в коем случае нельзя пропускать, входят Sex Pistols, the Damned, the Misfits и Black Flag.

Готика: Что может быть ближе к вампиризму? Лирика о летучих мышах, вампирах и крови приобретает религиозный, языческий и даже сатанинский оттенок под бешеную волну ударных и диссонирующих гитар. Среди ключевых готических коллективов (хотя некоторые из них и отрицают свою причастность к готике) – The Sisters of Mercy, This Mortal Coil, Faith and the Muse, Switchblade Symphony и Bauhaus.

Дополнительные источники: Ну кто мы такие, чтобы указывать вам, какую музыку слушать? Без сомнения, у вас есть собственные музыкальные предпочтения и идеи, какие композиции помогут лучше осветить сеттинг Vampire. И вы не должны ограничивать себя только "вампирской музыкой". Иногда песни Джонни Кэша или Public Enemy могут подойти к сессии или хронике лучше, чем "The Bloodletting" от Concrete Blonde.


1 — The Lost Boys (1987) – юмористический триллер, в котором фигурировала банда вампиров-байкеров; Near Dark (тоже 1987) – история о семье вампиров, путешествующих по Америке. [Наверх]

2 — В оригинале Danse Macabre [Наверх]